Водопад на реке Вята в Миорах

Природные достопримечательности Беларуси приводят сюда ничуть не меньше заезжих гостей и жителей со всех точек страны, нежели исторические памятники архитектуры, прошедшие сквозь века и сохранившиеся для потомков. Особенностью природных ландшафтов является то, что они не только представляют интерес для краеведов и любителей истории, но и способны вызвать настоящую эйфорию своими масштабами и уникальностью.

В Миорском районе Витебской области уютно расположились одни из крупнейших достопримечательностей региона – водопады. В некоторых источниках встречается информация, что принадлежат они деревне Александрина, однако последняя располагается довольно далеко – более, чем в 4-х км юго-восточнее водопадов. Правильнее было бы отнести их к близлежащей деревне Суромщине (отсюда и укоренившееся в народе название – Суромские водопады).

Мало кто из приезжих мог бы определить, глядя на бурный поток вод реки Вяты, что эти водопады были созданы человеком. И не для красоты, а с довольно прагматичными целями. Дело в том, что еще в начале XX столетия поблизости, в районе Миор, была построена бумажная фабрика, специализирующаяся на переработке осиновых деревьев, которых в округе было очень много. Сперва к ней была пристроена мельница, однако энергии от ее работы мало на что хватало. К слову, живописные руины этой мельницы до сих пор виднеются по ту сторону реки.

Тогда было принято решение более масштабного использования сил реки Вяты – строительство на ее берегу местной электростанции. Примечательно, что она смогла обеспечивать электричеством не только весь завод, но и сам район Миор.

Для улучшения эффективности работы ГЭС было принято решение воздвигнуть на пути реки двухметровую каменную стену, с которой вода стекала бы куда с большей скоростью и энергией, нежели в своем традиционном русле. Это послужило основой для самого крупного в окрестностях водопада. Имеется также и несколько поменьше.

Сама же электростанция перестала функционировать примерно в 60-х годах прошлого столетия, и с тех пор водопады живут собственной жизнью.

226